Современный посёлок

О героизме будней: мнимом и настоящем

4 мая 2014 2311 просмотров

      Приближается действительно знаменательная дата – очередная годовщина дня Победы в Великой Отечественной войне. Память о подвиге предков, как запах первых весенних цветов, тревожит и будоражит.

      Мысли о том, как лучше отметить этот день, беспокоят не только обывателей, но и элиту посёлка. Очевидно, кому-то из её представителей пришла в голову мысль о том, что годовщина войны не может быть достойно отпразднована без самой войны. Вот поэтому в посёлке и окрестностях состоялись сразу две баталии. Одна – потешная, кратковременная. Вторая – затяжная, не по-детски, с участием главных калибров.

     Краткий рассказ о них. Начну с войны, как игры.

     У меня, человека без малого 10 лет отдавшего службе в военно-морском флоте СССР, слово война никогда не вызывает ни приятных ассоциаций, ни желания пострелять. Хотя все мальчишки моего возраста проходили начальную военную подготовку, в рамках которой мы учились разбирать и собирать стрелковое оружие, в том числе, с завязанными глазами и стреляли по мишеням. Раз в год у нас проводилась военизированная игра под названием «Зарница» - дань детской возрастной гиперактивности – во время которой проводились соревнования команд, а так же условные «синие» или «зеленые» сражались с условными «красными» в снежки, за погоны и знамя. Об условиях и истории игры можно прочитать, например, здесь.

     Вот игру в войну на новом историческом этапе возродили у нас в посёлке. Ни соревнования по военно-прикладным видам спорта, ни ориентирование и перемещение по местности, а чтобы всё, как взаправду – со стрельбой. И чего уж там по мишеням – давайте друг по другу. Это же «интересно». Ну и потом: а что просто друг по другу – это смахивает на бандитскую стрелку – где все именно так и происходит?  Давайте персонифицируем и героизируем стрельбу друг в друга.

     Думаю, что именно так или почти так рассуждали некие поселковые активисты, которым всё хочется примерить на себя латы Жанны Дарк и повести за собой армии. А может им всегда в тайне хотелось, чтобы их имена стояли в одном ряду с именами, например, с Татьяны Маркус - героини киевского подполья в годы Великой Отечественной войны, выдержавшей полгода фашистских пыток: Людмилы Павличенко – выдающегося снайпера, о которой Американский певец Вуди Гатри написал песню: нашей землячки Валентины Сафроновой – партизанской разведчицы, могила которой, кажется, так и не была разыскана…? И так далее. Ну, так что же, в чем проблема? Хочешь быть героем – будь. Как говорили во времена моей молодости – в жизни всегда есть место подвигу.

     По этому поводу вспоминается известный анекдот, как некий гражданин изъявил желание стать Героем Советского Союза после чего волшебным образом очутился в окопе с двумя бутылками с горючей смесью и надвигающимся на него немецким танком. Однако, в атаку на немецкие окопы на высоте 56.8 вблизи х. Паньшино, как Гуля Королева (санинструктор 280 сп, героиня обороны Сталинграда, орден Красного Знамени посмертно) как раз никому и не хочется. Так же нет особо желающих поступать как в песне из известного  кинофильма «Добровольцы» - «Поднимайся в небесную высь, Опускайся в глубины земные»... Хочется понарошку. Вот и были устроены военно-народные гуляния под названием «Большая битва "Снятие блокады Ленинграда».

     Что устроителям игрищ до тех 872 дней, которые длилась эта блокада? 

     Что им до того, что за время блокады:

            от голода умерло по официальным данным – 641 тысяча горожан, по подсчётам историков – не менее 800 тысяч;

            погибло от бомбёжек и обстрелов – около 17 тысяч жителей;

            ранено около 34 тысяч жителей; (источник ). И это, обращаю внимание, только потери среди мирного населения.

     Ну и что – поиграем, приобщимся? Поиграли и приобщились.

     Разница в военных играх детей и взрослых существенная. Ее граница проходит через категорию нравственности. Так, дети всегда играют в абстрактную войну, никогда в реальное горе. Взрослым тётям и дядям захотелось горяченького, ничем не рискуя прикоснуться к реальному героизму тех, кто гиб под пулями и бомбами, умирал от голода и холода. Даю бесплатный совет – оставьте людское горе в покое. Хочется славы, так просто купите себе сразу ордена – в нынешнее время их продают: много, по доступной цене и похожие на настоящие. А для желающих поиграть в трагедию процитирую строки,

Не дай им бог вернуться, этим дням

без капли солнца и без крохи хлеба,

Когда над нами горестное небо

дождём рыдало с кровью пополам.

     М. Алечкович

      А теперь о войне по-взрослому. С потерями. Войне живых против мертвых. 

      Наверное, о полиции со временем сложат и напишут песни. Может быть, они уже даже есть. Нет, не о той, которая состояла из коллаборационистов и помогала оккупантам устанавливать новый порядок, а о той, которая наша, теперешняя. Которую роднит с прошлой только название. Приходилось ли вам задумываться когда-либо о численности ее  в Брянской области? Официальных данных не нашёл.  Работавшие в системе несколько лет назад называли цифру приблизительно восемнадцать тысяч человек. Много это или мало? Смотря для чего. 

      Когда-то генерал Ермолов (кстати, родом из дворян Орловской губернии) с пятью тысячами штыков, две из которых состояли из обозных возниц и сопровождающих, усмирил для России Кавказ.

     Генерал Родимцев, командовавший 13 гв. сд (штатная численность в начале 1941 года — 14 483 человека) защитил Сталинград.               

     Очевидно, что с 18000 брянских храбрецов, безгранично преданных Родине и помышляющих исключительно о её благе, можно достичь многого. Просто героизм их не всегда заметен тем, кому они служат – народу. С другой стороны, на такую численность и подвигов-то найти не просто. Однако душа привычно жаждет сражений даже если полицейский уже не на службе. А где может реализовать себя ушедший на пенсию полицейский, все ещё полный сил, как не продолжив службу в органах власти, ну или хотя бы просто начальником? Подозреваю, что у них сразу дают двойное образование: полицейского и гражданская специальность – «руководящий работник». Какого чиновника не поскреби, так с большой вероятностью откроется – в прошлом полицейский. И придя во власть, полицейский привычно начинает осматриваться – а где тут в зоне видимости и даже дальше беспорядки? И при таком подходе обязательно их находит. Но это не обязательно будут торговля наркотиками и спиртосодержащими жидкостями или нарушение правил ПДД. Это явления из нашей жизни привычные, а потому и не всегда замечаются. Другое дело нечто необычное, а желательно при этом чтобы ещё и героическое.

      Вот глава Фокинского района Петросов Андрей Владимирович, по принятой традиции, бывший полицейский, вкупе с Щемелининым Сергеем Анатольевичем, главой МУ «Специализированное предприятие по вопросам похоронного дела г. Брянска», гордящимся, тем, что «подарил белобережцам игру» (источник) - да, да, ту самую в блокадные Лениградские трупы – почувствуй себя освободителем, тоже из бывших полицейских, для в поисках места для своих подвигов обратили свой взор на ставший для меня родным посёлок. А с кем воевать быстрее и кого победить попроще? Несомненно, с теми, применительно к кому у Щемелинина есть опыт по месту его работы – с покойниками. Сами за себя они заступиться не могут, да и желающих встать за них не видно.

      Чтобы показать все величие своего подвига – противников выбрали достойных. Пусть и мёртвые, но Герои войны. И началась война по-взрослому. Под достойным девизом – "Не нужен памятник на братской могиле!" Общественность даже подписи собрала и явочным порядком явилась на битву. Господа и представители общественности, те, которые против памятника, хочу вам всем вместе и персонально каждому заявить. Вы можете обсуждать только вопрос о том, нужен ли памятник на могилах ваших предков и родственников на белобережском кладбище. Это в вашей компетенции. Наличие памятника на братском захоронении это обязательство государства, записанные в Законе. Поэтому ваше мнение по данному вопросу никого не интересует, даже если под ним подпишутся не только все работающие в госучреждениях, но и на частных предприятиях. У себя сносите. Возражать не буду. В конце концов, у Льва Николаевича Толстого на могиле нет ни оградки, ни памятника. Может, вы в этом вопросе на него ориентируетесь? Не трогайте только то, что по закону трогать нельзя. С 1943 года – момента освобождения посёлка – памятник на братской могиле был и вот уже 11 лет как его нет. Верю, что не смотря даже на активность общественности - будет. И память об этих людях, отдавших самое дорогое – свою жизнь за други своя сохранится. А о вас нет – проволочный венок и крошки от яйца на Пасху, пока родственники будут исполнять ритуал - и все. А лежащих в братской могиле будут помнить. Они в войну не играли – воевали. И не с покойниками, а с не знающей жалости вооружённой армадой, состоящей из армий нескольких стран.

     Поскольку желающих покомандовать армией общественности, бесплатно выступившей на войну с погибшими, явилось в наших краях сразу двое, то одного памятника, чтобы продемонстрировать все величие их подвига, было мало. И тогда они обратили свой взор на скромный обелиск в сквере у дворца культуры, установленный в память о погибших при бомбардировках 1941 года вблизи места их захоронения.

      Памятуя о том, что говорить в среде людей нравственных о том, что памятник погибшим не нужен, поскольку мешает реализации конкретных коммерческих интересов, нехорошо, могут не оценить чистоту помыслов, герои избрали тактику, описанную ещё Иваном Андреевичем Крыловым в басне, известной всем со школы. Они стали убеждать всех, что памятный знак не эстетичен, что само его наличие препятствует проведению ликований народных вблизи клуба. Но так как эти доводы даже ими самими воспринималось как недостаточное, то они привычно достали козыри из рукавов, и высказали следующие аргументы, - под памятником никто не лежит и вообще тут никогда и никого не хоронили. Общественность, в лице конкретной барышни, тут же им подтвердила,  что именно так об этом говорила её бабушка.

      Несмотря на все потуги, ничего нового эти деятели в дело борьбы с памятью павших не привнесли и не добавили. Даже одна «бабушка сказала» и то уже было. Тем не менее, борьба ведётся с применением современных технологий. В социальной сети «ВКонтакте» создана группа Белобережцы, через которую эти идеи и доводы пытаются популяризовать. Не могу ответить в социальной сети, поэтому для тех, кто действительно пытается разобраться в ситуации, попробую изложить все ещё раз.

      В Белых Берегах существовало два захоронения погибших в годы войны. Оба эти захоронения располагались на территории, примыкающей к дворцу культуры. Одно из них, наиболее всем известное это братская могила павших в боях и умерших от ран существовало с 1943 по 1957 год на северной стороне площади между памятником В.И. Ленину и зданием дворца культуры. На этом месте по традиции с 1957 года клумба или газон. Менее известное захоронение - это захоронение 1941 года, в котором хоронили то, что осталось от погибших при бомбардировке и ампутационный материал. Это захоронение производилось незадолго до оставления посёлка, в силу этого имеет отличительные особенности, которые теперь эксплуатируются непорядочными людьми. Ров копали экскаватором, который в течение дня был занят на работах в лесу по сокрытию оборудования ГРЭС, которое по каким-то причинам не могли эвакуировать. Экскаватор приехал в посёлок  уже ночью (так рассказывала об этом очевидец захоронения Р. Кучерова), в силу указанных обстоятельств захоронение производилось без присутствия посторонних, в основном непосредственно занятые и немногие случайные свидетели (например, Кучерова пошла на поиски матери, работавшей на погребении, и поэтому стала очевидцем). Чтобы над могилой не надругались, никакого памятника не ставили. Территория захоронения в 1943 году попала под бомбёжку авиации красной армии, и могила была уничтожена. По освобождению посёлка изуродованную воронками площадь сквера просто засыпали и выровняли. И сделали так совсем не от бездушия, а потому что фрагменты первоначальной бомбардировки были многократно фрагментированы  последующими, разбросаны по территории и смешаны с землёй.   Следы бомбардировок этого участка видны на разных снимках. Ставить обелиски в память о захоронении на участках, где самого захоронения нет или оно не найдено – обычная практика. Приведу два примера. В Брянске в месте падения самолёта стоит памятник Болгарским патриотам, сами же погибшие захоронены на кладбище Советского района. Вблизи бывшего посёлка Круча за озером стоит обелиск в память о расстрелянном офицере КА Соколове, настоящая могила которого, не смотря на неоднократно проводившиеся поиски, так и не была разыскана. Так что не надо ради собственных целей прикрываться вопросом, а покажите мне, где точно были похоронены. Зачем это вам, господа? Если в 5 или 10 метрах в ту или иную сторону, то память уже не свята? Говорить о не эстетичности памятного знака, установленного вблизи расстрельной стены, официально признанной находящейся в аварийном состоянии самовольно возведённой постройкой, носящей почему-то гордое именование  фонтана – не пристало. Как впрочем, и вблизи не менее неэстетичного знака в память о замечательном жителе посёлка Михаиле Ильиче Тодадзе. И последнее – о ликованиях, которым этот знак якобы мешает. Вдруг я ошибаюсь, но не слышал, чтобы какое-то из гуляний на площади было по этой причине отменено или перенесено в другое место. Как впрочем, насколько мне известно, наличие мемориальной доски с именами 15 погибших учеников и учителей не мешает проведению в стенах школы №29 дискотек и прочих увеселительных мероприятий. Ликуйте, они за это и жизнь отдали, чтобы ничто и никто не мешал вашему ликованию. Не забывайте об этом…

      А теперь о тех, кто в уже мирное время массово проявлял подлинный героизм. Немногие из них ещё живут среди нас. И я хочу воздать им должное. Их беззаветному труду и жизни, полной тягот. Многие из нас помнят, каким красивым совсем недавно был наш посёлок. Я же хочу показать вам посёлок, каким он был после освобождения. Как немного от него довоенного осталось. Чтобы, глядя на руины, все мы ещё раз обратили свой взор на ветеранов, трудами которых он был не просто восстановлен из руин, но стал еще краше довоенного. Чтобы мы не забыли при жизни выразить им нашу благодарность. Публикация этих фотографий стала возможной благодаря участию Татьяны и Сергея Шамариных и Романа Землячева.

      Полагаю, что многие знают что г. Брянск входил в число 15 наиболее разрушенных войной городов СССР. Из фотографий вы можете представить, как выглядел посёлок, который не являлся опорным пунктом войск, и в котором не было боев.

      Вот что им предстояло восстанавливать. Небольшой пояснительный комментарий к фотографиям. Прежде всего, общего характера – представленные ниже фотографии были сделаны в разный период между второй половиной 1940-х годов и началом 1950-х, возможно, даже серединой. Датировать их точнее не смог, возможно, мы сделаем это сообща – пишите в комментариях.

     Общий вид разрушенного поселка со здания Брянской ГРЭС, в силу чего можно обоснованно предположить, что снимал сотрудник предприятия и, скорее всего, из инженерно-технических работников.

 

 Фото корпуса самой ГРЭС. На других снимках видно, что здание было взорвано профессионально – стена не разрушена совсем, но располагается под наклоном, что затрудняло восстановительные работы.

    

 Плотину взорвали. На разборке ее завалов работали, в том числе, школьники. По воспоминаниям Т. Ф. Шаховой, очень охотно, потому что работающих кормили вкусным обедом.

    

 Разрушенное здание пожарной, как видно на снимке, обнесено проволочным ограждением из соображений безопасности, чтобы избежать жертв при возможном обрушении.

    

 Предположительно, вид разрушенного здания насосной станции (северо-западная сторона перекрестка улиц Пролетарской и Коминтерна). От самой насосной ничего не осталось, только аккуратно собранные штабеля уцелевшего кирпича. Они есть и на других снимках, уцелевший кирпич использовался вторично при работах по восстановлению.

    

 Детский сад Брянской ГРЭС. В недавнее время начальная школа №29. Не знаю, когда он выглядел лучше: тогда после бомбардировок или теперь.

    

 Бывший дом охраны Брянской ГРЭС, на момент съемки в восстановленном флигеле столовая поселка. Позднее ясли, а ныне школа искусств.

     

 Снимки разрушенных зданий, обрамлявших сквер, именуемый ныне детским городком.

     

 

  

 

 

 Здание дворца культуры. На момент съемки по прямому назначению использовалось левое восстановленное крыло. Центральная часть здания, не смотря на очевидные разрушения, использовалась для проживания. Так в помещении, где сейчас находится гардероб, разгороженном в то время перегородками, среди других жителей поселка проживали и мои родственники. Поэтому человек,  идущий к клубу, вероятнее всего, идет домой. По другим снимкам можно предположить, что проживали не только внутри уцелевших помещений клуба, но и в пристроенных к его фасадной стене изнутри деревянных сарайчиках.

     

 Специально размещаю несколько фотографий людей того времени. Это не семейные фотографии, не смотря на то, что люди на них располагаются группами. Это фото на пропуск. Экономия фотоматериалов. Обратите внимание на то, как скудно одеты изображенные на них люди. При этом они не в спецовках, а в своей домашней одежде. Надеюсь, что кто-нибудь опознает кого-то из своих близких или знакомых и напишет здесь на сайте. Было бы очень приятно хоть что-то узнать об этих людях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 Одна из фотографий о том, как они работали. На станке написано, за кем он закреплен. На снимке сам Н.И. Ноздрачев. Помню как в конце 60-х годов в очень холодную погоду, он, проживавший на улице Ленина, выходил подышать воздухом в брюках и майке. А мои сверстники рассказывали мне еще тогда, что он на спор разрывал грудью армейский ремень. На снимке видно, что в цеху холодно так, что он стоит у станка в валенках.

 Следующий снимок можно отнести и к работе, и к отдыху. Это субботник. Как можно заключить из других фотографий – вблизи дома, в котором ныне магазин «Журавли». Убирают мусор от восстановительного ремонта. В моем детстве в северном крыле здания (на снимке именно оно) размещалась аптека. Что было до этого, не знаю.

 Несколько снимков, иллюстрирующих жизнь в то время. Понятно, что жили трудно и бедно, но, тем не менее, было все. Кто-то учился.

Молодежь встречалась и ходила на прогулки. Фото в сквере нынешнего детского городка. Меня поразили на снимке два обстоятельства: один парень и три барышни. И то, как парень одет.

В общежитии свои развлечения – тогда была мода игры на гитаре, причем распространенная среди женщин. По детству помню, что во многих в квартирах на стене висели маленькие гитары, которые так и называли – женские. Не будучи специалистом, не знаю, насколько такое название является правильным.

 После освобождения возобновили свою работу многие кружки по интересам. На снимке драмкружок. Второй слева - Евгений Сызченко.

И, конечно же, были праздники: государственные и семейные. Не знаю, что именно празднует большая семья Алексашкиных. На снимке видно, что «разнокалиберные» тарелки тогда (да и много позже, помню сам) ставились не на всех. Чаще всего двое из сидящих рядом, ели с одной, а кто-то брал пищу просто из общей тарелки. На снимке довольно много тарелок, что показывает и уровень обеспеченности (достатка) – хороший для того времени (если только кто-то не принес тарелку с собой). На это же указывают и стаканы (в семьях победней использовались кружки, побогаче - рюмки). Видно что закуски не много – обычное явление для того периода, прослеживается и на других фотографиях. В поселке уже работало радио (слева на стене висят головные телефоны). Из напитков для мужчин – какой-то суррогат алкоголя (бутылки без этикеток), для дам морс или компот (графин). Маленькое помещение – стол между двумя кроватями.

Они живут рядом с нами. Не забудьте поздравить их с праздником и поблагодарить за то, что они сделали для нас. И не надо воевать с памятниками, которые они ставили своими трудами. Всей своей жизнью они заслужили уважительного к себе отношения. 


Пожалуйста, зарегестрируйтесь или войдите под своим логином.
Только зарегестрирвоанные пользователи могут комментировать.